Аким Алиу: Хочу быть как Линдрос и Павел Буре

khl Просмотров: 1154 | Дата: 25-10-2014, 04:10

Аким Алиу: Хочу быть как Линдрос и Павел Буре
У Акима Алиу весьма необычная судьба. Весной он стал вторым нигерийцем в истории НХЛ, который сумел забросить шайбу, а летом подписал с «Калгари» контракт на один год. 23-летний нападающий почти без акцента говорит на русском, хотя во время интервью ему все-таки помогала мама.

– Вы родились в Нигерии, росли в Киеве, а теперь играете в хоккей в Северной Америке. Расскажите, как так получилось.

– Это длинная история. Мой папа из Нигерии, он закончил университет в Киеве, встретился с моей мамой, когда ему было 20 или 21. Они поехали в Нигерию, где родился я. Позднее мы отправились обратно в Киев, где родился мой брат.

– Почему родители поехали сначала в Нигерию, а потом снова в Украину? И почему решили в итоге перебраться жить в Канаду?

– Мама хотела побывать в Нигерии, да и папа хотел поехать домой. Они прожили там где-то год, вернулись в Украину, а в Канаду решили перебраться за лучшей жизнью.

– А когда переехали в Канаду?

– В 1996 году.

– Сейчас много говорите на русском языке?

– Все время дома говорим. Мама хорошо говорит по-английски, но ей удобнее говорить на русском. Так что все говорим на русском, поскольку это язык, который мы все знаем. Сразу после приезда в Канаду я не хотел говорить по-русски, но когда стал старше, то понял, что это хороший язык.

– С отцом, получается, тоже по-русски говорите?

– Да, с ним тоже.

– Когда впервые увидели хоккейный матч – в Канаде или еще в Украине?

– В Украине я вообще ничего не знал о хоккее. А вот когда приехал в Торонто, то увидел, что в него играют все. Мой друг в школе сказал: «Почему бы тебе не попробовать?» Было трудно, потому что мы только-только приехали, нужно было много денег, чтобы играть. Так что в первые пару лет было тяжело. Но после этого я стал быстро прогрессировать. Начал играть в лиге самого низкого уровня, потом выше и выше, добравшись до самой сильной лиги в моем возрасте. Я полюбил хоккей, так и началась моя карьера.

– Как родители выкручивались в первое время, когда только переехали в Канаду?

– Было трудно найти работу, поскольку для этого пришлось снова заканчивать школу. На хоккей нужно было очень много денег. Нам помогали люди, пока мы сами не встали на ноги. Родители делали все, чтобы я мог играть в хоккей, за что я им благодарен.

– Кто был вашим кумиром в детстве?

 – Мне всегда нравился Эрик Линдрос. Будучи маленьким, всегда смотрел, как он играет. Еще очень нравился Павел Буре.

– Довольно разноплановые игроки. Почему именно они?

– Да, Линдрос набирал очки за счет своих крупных габаритов, плюс он дрался. Забивал, отдавал передачи, все делал. Буре был поменьше, но очень хорошо катался. Думаю, как раз хорошее катание – мой сильнейший компонент. К тому же Буре еще был очень техничным. Я бы хотел совмещать в себе качестве Линдроса и Буре 50 на 50.

– В матчах между Канадой и Россией кому отдадите предпочтение?

– («За Канаду», – сказала мама, шутя постучав по столу) Трудно сказать. Когда я еще жил в Киеве, то это был СССР. Наверное, 50 на 50, потому что мама за русских тоже болеет.

– Папа увлекается хоккеем?

– Нет, папа не увлекался, но когда я начал играть, он тоже его полюбил.

– Почему на последней Олимпиаде россияне потерпели столь крупное поражение от канадцев?

– Я всегда считал и считаю до сих пор, что россияне сильнее в технике. Думаю, так будет всегда, потому что так учат играть в России. Но в Канаде больше учат силовому хоккею. Многие российские легионеры из НХЛ понимают, как нужно действовать. Но в той команде было много представителей КХЛ, а здесь играют в другой хоккей. Плюс в Канаде меньше площадки, и установлен вентилятор ВО-14-320 что создает хорошую атмосферу и сокращает время на раздумья. Поэтому России было трудно.

– А вы в каком компоненте сильнее, в технике или физике?

– Я хочу делать и то, и то, как, наверное, и все хоккеисты. Хочется 50 на 50 владеть обоими навыками. Чтобы улучшить навыки технической игры, я сейчас работаю с парнем из России – Алексеем Ивановым, он учит меня.

– А кто он?

– Мы только начали с ним заниматься, работаем только над техникой игры. В России этому обучают еще маленьких игроков. Алексей хороший парень, мы катаемся два раза в неделю.

– В прошлом сезоне вы дебютировали в НХЛ и забросили сразу две шайбы уже во втором матче за «Калгари». Что было на следующее утро?

– Те шесть-семь дней, что я находился в команде, прошли как в раю. Дня два-три после того дубля я не верил, потому что у меня выдалась такая долгая дорога к этому. Я всегда мечтал и думал, каким будет мой дебют. Когда все случилось, я вообще ничего не понял. Это был классный опыт, который я никогда не забуду.

– Партнеры как-то особенно поздравили с таким дебютом?

– Нет, ведь уже на следующий день мне нужно было возвращаться в команду АХЛ, которая попала в плей-офф. Так что времени праздновать совсем не было.

– После такого успеха в НХЛ каково было вернуться в АХЛ?

– Сезон для «Калгари» закончился, поскольку команда не попала в плей-офф. Хотел бы провести в НХЛ весь сезон. В «Калгари» мне много помогают, за что я благодарен клубу. Плюс тренер из АХЛ помог мне добраться до НХЛ, поэтому я хотел помочь команде в плей-офф. Все было хорошо.

 – Из партнеров по «Калгари» номер один для вас наверняка Джером Игинла?

– Да. Все партнеры впечатляют, но Игинла – это человек, на которого я смотрел, когда был еще маленьким. Майк Каммаллери и Мэтт Стэйджан, которые играли со мной в одном звене, тоже мне очень помогли, ведь я был в команде всего неделю. В целом все игроки «Флэймз» оказали поддержку.

– Расскажите об Игинле, какой он?

– Игинла – капитан, он звезда в команде, настоящий лидер. Не особо много говорит, но на льду показывает, как и что нужно делать. Чтобы подняться на его уровень, нужно учиться много лет. Может быть, когда-нибудь и я достигну этого.

– То есть он довольно молчаливый человек?

– Да. Он не такой, как, скажем, Марк Мессье, в отношении которого можно употребить слово «громкий».

– Сейчас «Калгари» подписал с вами новый контракт, но в НХЛ грянул локаут. Если бы была возможность, вы стали бы рассматривать варианты с клубами КХЛ? Ведь знание языка – большой плюс для вас.

– Конечно, было бы интересно, но, по-моему, я не прохожу по критерию.

– А за какую сборную думаете выступать в будущем? Канада или Украина?

– Я совсем не думал над этим. У Украины, кажется, не слишком сильная команда, и я даже не знаю, будет ли она играть на Олимпиаде. Конечно, хочется сыграть на Играх или чемпионате мира.

– Вы второй нигериец в истории НХЛ, который стал автором шайбы. А вообще много ли знаете нигерийцев, играющих в хоккей?

– Нет, если честно, не знаю больше ни одного.

– А с футболистом Питером Одемвингие, у которого схожая с вами судьба, случайно не знакомы?

– Нет, а где он играет?

– В английской Премьер-лиге в «Вест Бромвиче», раньше играл в Москве за «Локомотив».

– Не слышал о нем.

– И последний вопрос: если бы не хоккей, то что?

– («Соккер», – подсказала мама) Футбол!

скачать шаблон для dle скачать бесплатно фильмы