Они сгорели, едва взлетев с поля аэропорта Туношна

khl Просмотров: 879 | Дата: 23-09-2015, 02:15

7 сентября будет год, как не стало 37 парней из «Локомотива». Они сгорели, едва взлетев с поля аэропорта Туношна. С той поры на месте трагедии у мемориального креста не перестают петь для погибших ребят небеса – земными голосами пришедших почтить их память.

Много слез пролито за год. К счастью, жизнь берет свое. И это правильно. Так должно быть. Ярославль живет и снова влюблен в хоккей. Вчера на суперсерию молодежных сборных собрался полный стадион. Хотя до сих пор проводится анализ, после которого будут внесены изменения в диагностику грузовых и пассажирских самолетов, что сделает безопаснее перелеты в будущем.

Я не был в Ярославле больше года, с поры последнего для команды плей-офф-2011. 7 сентября я потерял тут хорошего товарища и друга – Андрюху Кирюхина, отличного нападающего и замечательного человека. Он играл против моего брата с шести лет, а подружились мы в молодежной сборной в 2006‑м на чемпионате мира в Швеции, где я работал пресс-атташе россиян. Замечательный парень, воспитанный и искренний, что, увы, редкость в большом спорте. Тогда мы взяли серебро, уступив золото канадцам, и заливали горе всю ночь. Вместе.

Там были еще ярославцы. Весельчак Саня Васюнов. Гена Чурилов – магнитогорец, сбежавший в юности в Канаду, а потом нашедший второй дом в «Локомотиве». Гена считал себя счастливчиком. Не стало и Виталия Аникеенко. В 2006‑м он казался взрослым ребенком. Его привезли в «Локо» с Украины – серьезного и не по годам рассудительного. Не пожил как следует из серебряных парней и Леша Черепанов – ушел раньше всех. Я запомнил их жизнерадостными, молодыми, талантливыми и живыми. Тогда, при жизни, о них мало говорили…

Вчера утром по приезде в Ярославль пошел в педагогический университет, где учились Кирюхин, Аникеенко, Васюнов и еще 14 ребят из «Локо». За старинным зданием ХIХ века, приютившим естественно-географический факультет, разыскал на Которосльниской набережной ботанический сад. Благо даже мамы с колясками знают, где он находится.

На его восточной окраине полтора месяца назад открыли памятник родным 17 ребятам – «Стрижи». Из гранитного камня вырывается семерка бронзовых стрижей, устремляемая в небо выгравированными строками: «Словно стая стрижей, наши души, взлетев в поднебесье, возвратятся с лучами весенних дождей». Стая символизирует время года, когда случилась трагедия, – осень. Птицы – хоккеисты, ушедшие из жизни на самом взлете. Как прекрасно сказала автор скульптуры Елена Пасхина: «Стрижи – это души погибших мальчиков: они улетают, но возвращаются в нашу память».

К памятнику прислонилась белая ваза с серебряной ветвью и стеклянная кружка, в которой каждую ночь зажигают свечу. Берегут «стрижей» 17 деревьев-стражников, высаженных год назад в память о сокурсниках и названных их именами. Кирюхину достался клен, Аникеенко – черемуха, Васюнову – яблоня…

Тут же, на солнышке, в задумчивости разгуливают студенты и абитуриенты. Вечером кто-то из них наверняка пойдет на хоккей, на нашу «молодежку». Ведь в ней играют их товарищи по вузу и соседи по аудитории – молодые ярославцы Осипов, Романцев и Капустин.

Жизнь продолжается. И это правильно! скачать шаблон для dle скачать бесплатно фильмы